Бизнес в деталях с Сергеем Рыжовым

14 мая 2018, понедельник

В конце ноября 2015 года многие самарские издания писали, что Сергей Рыжов победил в федеральном конкурсе «Молодой предприниматель России». Для делового мира Самары — это большое событие. Сегодня бизнесмен продолжает развиваться — мужчина управляет несколькими проектами: MICE Market, «Волга-Круиз-Сервис», «Тур Бизнес Консалт» — компании, которые знакомы многим. Кроме этого, Сергей работает и как наставник в федеральной программе «Ты – предприниматель», обучая полезным навыкам начинающих. Команда проекта встретилась с бизнесменом и поговорила о том, зачем проводить собеседование с сотрудниками в выходные, как повысить интерес россиян к внутреннему туризму и почему открыть бизнес сегодня проще, чем пятнадцать лет назад.

Где учились и когда поняли, что туризм — это ваше?
Карьера началась с колледжа. Попал я в него, потому что в школе был заядлым троечником. Стоял вопрос — поступать в десятый класс или идти в колледж. Чем на тот момент был туризм – я не представлял, а что такое колледж мне объяснили доходчиво: студенческая жизнь на два года раньше. Меня это полностью устраивало.

Сергей Рыжов во время интервью

Для парня, который вырос на «Металлурге», весь туризм заключался в путевках в санатории и детские лагеря. О том, что люди летают заграницу — я даже не думал. В колледже были три крутых года обучения. Тогда среднеспециальное образование состояло на пятьдесят процентов из практики: мы путешествовали на теплоходах, организовывали выставки, принимали экскурсионные группы, работали в ресторанах и гостиницах. Обучение было платное, но из семидесяти двух человек — колледж окончил сорок один. Хотя даже для современных вузов привычнее, когда все поступающие выпускаются. Колледж действительно выпускал профессионалов: все мои одногруппники открыли серьезные бизнесы. С ребятами из колледжа я получил дружбу на всю жизнь. Например, мы каждое 27 сентября в день туризма собираемся вместе.

То есть, во время обучения туризм вас зацепил?
Да, на тот момент я хотел попасть в компанию «Самараинтур». Помню, что тогда мой будущий руководитель, а сегодня — партнер, друг и наставник, назначил встречу в восемь утра субботы в центре города. Я приехал заранее и был удивлен таким подходом, но с тех пор мы и работаем.

Сергей вместе с командой

Я проходил там практику в 2005 году. Моей задачей было организовать ивент. Тогда как раз компания купила пристань в Ширяево, поэтому надо было раскачивать это направление. После практики мне предложил должность PR-менеджера. Я начал работать и через два года в компании случилась реструктуризация. Появилось бюро экскурсий и активного отдыха, где на тот момент было шесть человек. Самый младший из сотрудников был старше меня на шесть лет. Ежемесячный убыток составлял 150 тысяч рублей. С этим что-то надо было делать. Мне предложили заняться этим, и в свои 19 лет я стал руководителем целого бюро. Потом мы выросли в отдел, а дальше и в департамент. Открыли новую компанию, которая занялась управлением причалов на Волге. Это было веселое время поездок от Йошкар-Олы до Волгограда, выступлений перед мэрами и губернаторами и подписания документов. В тот момент я даже купил себе имиджевые, прозрачные очки, чтобы не так молодо выглядеть.

В 19 лет, когда вы стали руководителем, с какими трудностями столкнулись и что чувствовали?
Испытывал страх и какую-то неуверенность. То есть я не понимал, что нужно делать в принципе. Но моя «туристическая мама» (руководитель отдела внутреннего туризма компании и наставник Сергея Рыжова в юности — прим.ред.) говорила, что у меня есть два варианта: согласиться или отказаться. Если не соглашусь, то должен иметь в виду, что второй раз вряд ли предложат.

Трудность была в том, что у нас работала сотрудница, которая считала, что это место — ее. Она строила мне откровенные козни. Я приходил домой, чуть ли не рыдая, и не понимал, что с этим делать. Со временем мы просто начали набирать новую команду молодых ребят, которые приходили. На тот момент основной задачей было работать больше других и создавать новые стандарты. Во внутреннем туризме не было ничего. Мы заводили новые возможности обслуживания туристов и растили новых гидов. За счет этого и рынок приростал.

В России сильно ругают образование, но вы о нем так тепло отзываетесь. Если подытожить — что вам дал колледж?
Однозначно практику. Здесь была возможность почувствовать профессию изнутри. У нас есть такое понятие, как «ген гостеприимства» — важно понять, есть ли он у человека. Ты можешь пытаться управлять, но если нет желания принять людей, то с этим будет сложно. Образование дало первые связи и тех людей, которые оказывались рядом и в дальнейшем.

Когда создавали новую команду — как отбирали кадры?
Со временем и до сих пор я использую свой формат. Назначаю собеседования только по выходным.

В восемь утра, в центре города?
Практически. В восемь утра я все же не люблю, потому что «сова». Но в офисе и в выходной день. Это показывает готовность людей приехать, потому что в нашей работе придется работать и в выходные. Если человек даже на попытку не готов приехать, то это о многом говорит.

Сергей Рыжов во время работы

Второе незыблемое правило: если человек рак, то мы, скорее всего, его возьмем. Потому что в команде все — от меня до замов и менеджеров — раки. Это люди с повышенной ответственностью, которые делают что-то для людей, жертвуя чем-то своим. Недавно я даже девушку на собеседовании спросил о знаке зодиака, так она потом рассказывала, что в инстаграме изменила на «Близнецов», хотя была раком.

От того состава кто-то остался?
Те молодые, которых мы набирали, — работают до сих пор, и я надеюсь, что будут с нами еще долго.

На сегодняшний момент, чем вы занимаетесь?
Я управляющий нескольких проектов. Они еще два года назад были разными юридическими лицами, а теперь все в одном, потому что нет смысла: MICE Market — это агентство делового туризма, «Региональный центр детского туризма» с отдельной структурой, «Волга-Круиз-Сервис» — это про управление причалами и консалтинговая компания – «Тур Бизнес Консалт». Есть еще несколько проектов, где я выступаю партнером.

Команда Сергея

За то время, пока вы росли как бизнесмен, — с какими сложностями сталкивались и на каких ошибках учились?
Недавно на премии «Волга Бренд меня приглашали рассказать об опыте, и я набрал десять топовых кейсов из практики. Одна печальная история была связана с техническими заданиями. Десять лет назад мы обслуживали фестиваль, и организаторы плохо прописали задание. Выиграла непонятная компания, которая приехала и заявила, чтобы я выкупал тендер за двести тысяч рублей.

В техническом задании было плохо прописано, что нужно разместить участников в пределах такой-то локации без уточнения категорий. Нам они заявили, что поселят детей в общаге. Если бы я отказался, то фестиваль бы прошел плохо, виноват бы был регион и нашего заказчика побьют. Мы достали деньги и отдали. С тех пор разрабатываем, пишем и рекомендуем технические задания в консалтинговой фирме.

А было что-то фатальнее?
У меня было две фатальные ситуации. Когда мы делали конференцию в 2008 году — я называю этот опыт: «Не носите чужие чемоданы». Был гала-ужин и на него продавали билеты. Там было 300 посадочных мест, а участников конференции — 800. Мы забронировали ресторан, а организаторы отказались от схемы рассадки. Они говорят: может посмотрите на входе пригласительные. 

Я согласился, а потом вальнул народ. Начали приходить люди, на которых просто нет мест. Это еще и случилось в день, когда у меня с девушкой годовщина. Я взял на себя ответственность, мне все кричат, что виноват я, если не хватает мест. Я бегал соседние заведения и спрашивал стулья и столы. У меня была истерика, но все разрулилось. Для меня это было уроком: не брать на себя чужую ответственность.

Вторая история — я сам делал мероприятие и в ночь перед конференцией на 300 человек меня увозят в больницу. С утра болел живот, но я встал и говорю, что заеду в обед за анализами. Мне отвечают: «Конечно заедешь, только отказ от операции подпиши». Оказывается, у меня нашли острый аппендицит и через полчаса я должен был лечь под нож. Никто не знает ничего. С утра звоню своему вышестоящему руководителю и объясняю, чтобы кто-то приехал и организовал все.

«В нашем деле заказчик делегирует нам, чтобы думали мы»

Когда я пришел в себя после операции сразу позвонил заказчику, с которым у меня были хорошие отношения: «Я сейчас приеду сразу после кофе-брейка». Он мне говорит, чтобы я нащупал кнопку выключения телефона и ложился спать. Тогда я отходил от наркоза в течение трех часов, и у меня была краткосрочная память. Я не помнил, что уже в пятый раз звонил заказчику и говорил одно и то же.

В нашем деле заказчик не думает, потому что он делегирует нам, чтобы думали мы. Нужно предсказывать действия на пять шагов вперед. Поэтому история с «геном гостеприимства» и мозгами, которые будут работать ночью и днем, — она в нашей профессии обязательна.

Как часто в работе приходится сотрудничать с государством? И насколько сложно работать с ним в сфере туризма?
Сейчас уже чуть ли не раз в неделю. Мы обслуживаем 70% делегаций, которые приезжают в область. Кроме того, каждый причал — это трехсторонний контракт с администрацией города и в частности с мэром. Это наша позиция, потому что в городах типа Хвалынска решить проблему может только мэр. Самое сложное понять, что они меняются каждые четыре года минимум, а у нас задача работать дальше и дальше. Каждый новый мэр приходит и у него есть желание все изменить. Садишься и убеждаешь, что мы делаем все для вас.

Сложностей никаких нет. Это такие же люди, зачастую очень профессиональные. Я не поддерживаю тех, кто ругает власть. Всегда помогает история, что каждый находится на уровне решения своих задач. Если ты как бизнес-структура помогаешь с решением задач им, то будет успех. Будут работать и дальше, будут тебя рекомендовать. Так мы в прошлом году вышли как консалтинговая компания за пределы Поволжья — ездили и консультировали Ямало-Ненецкий автономный округ.

Есть ли какое-то мероприятие, которым вы особенно гордитесь и о котором хочется рассказывать всем?
Наверное, последнее открытие летнего сезона в Ширяево, которой мы делали в 2006 году. Когда я осознал, что это можно продавать как проект. Тогда тысяча двести человек приехали на абсолютно сельское мероприятие. Там была куча интерактивных площадок и бабахала музыка. По масштабу это сопоставимо с тем, как люди кайфуют, когда проходит «iВолга». По энергетике — это круто. Остальные проекты — это рабочие проекты, где были новые и интересные фишки. Например, трансфер на вертолетах или стройка шатров в чистом поле.

У вас в социальных сетях написано, что «Миллионы зарабатывают тысячи людей, а историю меняют единицы». В вашем понимании, что значит менять историю, и собираетесь ли вы ее менять?
Да, огромное количество людей работают и создают бизнес для заработка денег. У меня было несколько моментов в жизни, когда мне предлагали пойти управленцем в корпорацию, где доход бы был в пять раз больше. Я понимал, что мне придется отказаться от творчества делать что-то свое и оставался на месте. Получилось ли что-то изменить — очень сложно на эту тему рассуждать. Мне кажется люди, которые работают в сфере изменения внутренней инфраструктуры регионов, — все меняют историю. Если еще и удается инвесторов убедить в том, чтобы они вложили в регион деньги, то это же вообще.

Моя грандиозная мечта — развивать промышленный туризм. Мне кажется это классно, когда есть возможность посетить огромное промышленное предприятие и понять, как оно работает. Мы ежегодно приращиваем по 5-10 предприятий и уже сегодня можно съездить на «АвтоВАЗ», «Самарский Стройфарфор», БКК и ГТРК. Это вдохновляет! Сейчас мы хотим создать межрегиональный портал «Карта промышленных экскурсий». Пятнадцать регионов уже прислали информацию.

Лично мое убеждение еще и в том, что Самара имеет право на создание большого конгресс-центра. Для того, чтобы здесь концентрировались форумы, мероприятия и деловые встречи. Для этого присутствует география, инфраструктура, аэропорт, вокзал, трассы, Волга и национальный парк. Мы постепенно прописываем эту концепцию, чтобы такой объект у нас появился.

Вы же и Максиму Орешкину эту идею предлагали?
Да

Про изменение истории не просто так спросил. С 2005 года и по сегодняшний день регион активно преображается. Хочется знать ваше мнение — насколько прогрессивно это происходит и какие недостатки есть?
На мой взгляд, меняется медленно. Не меняется транспорт, а это очень серьезная составляющая. У нас нехватка комфортных автобусов. Слишком маленькое внимание к этой отрасли, как сектору, который может генерировать финансовый поток. Для того, чтобы отрасль была в нормальном состоянии, нужно инвестировать в пиар и маркетинг территории.

Те же самые соседи из Татарстана, помнится, пятнадцать лет назад ездили в самарский «Парк Хаус» на шоппинг. Потом они начали со своей трехгодичной акции «Выходные в Татарстане – 2990». Тогда вся Самара поехала в Татарстан на выходные — они загрузили инфраструктуру и люди начали оставлять деньги. Не знаю сколько времени потребуется, чтобы их догнать, но мне не хочется чтобы мы отставали от Екатеринбурга или уже, как ни странно, Ульяновска.

Если про внутренний туризм продолжать, то сегодня россияне все еще отдают предпочтение Европе. Чтобы развивать эту отрасль и понимать, что у нас тоже есть на что посмотреть — что нужно делать?
Развитие IT-технологий будет работать на туризм. Я на днях встречался с корпорацией, которая хочет создать экскурсионный агрегатор всероссийского масштаба. Когда будет доступ к этому, то все начнет складываться.

MICE Market

После 2014 года, закрытия Египта с Турцией и падения доллара, как бы кто не хотел, — приходится любить родину. Эти события сделали свое дело: люди начали ездить. Меня радует, что в целом идет хорошая тенденция на повышение качества жизни людей с точки зрения культурного и информационного обмена. Прошло время, когда людям в выходные хочется напиться пива до упада. Горожане стали ходить на выставки и в театры. Молодежь практически вся за ЗОЖ, а это будущий потребитель туров выходного дня. У людей в Европе график туров выходного дня расписан. Они не как мы ходят по выходным в «Икею» или «Амбар», а выезжают в какие-то соседние городки или страны. Логистика у нас для этого хорошая: съездить в Ульяновск, Пензу, Саратов или Казань на выходные. Не хватает только информации, что можно сделать, поэтому социальные сети и агрегаторы будут в помощь.

Это вопрос времени?
Да, вопрос развития технологий. Как только мы развернемся в эту сторону и будем информировать людей шире. Татарстан на последней выставке сделал приложение дополненной реальности с очками, где можно с высоты птичьего полета весь регион осмотреть. Кто-то говорит, что это замена. Нет, это крутой маркетинг и продвижение.

Мы часто у маленького и среднего бизнеса спрашиваем про конкуренцию со стороны больших компаний. А если спросить у вас — чувствуете ли вы ее на себе?
Вопрос подачи и правильной формулировки уникального торгового предложения. Раньше мы обслуживали большое количество клиентов у себя в регионе и имели прямые договора. Сейчас тенденция такова, что глобальные корпорации выбирают единого подрядчика в Москве и у тебя есть два варианта: обидеться, закрыться и распускать коллектив или ехать в Москву и договариваться с москвичами о перераспределении объемов.

Любое событие нужно осознавать – это «такой период» или тенденция. Из этого следует — пора ли упаковываться, продаваться и искать новую нишу. Всегда нужно находить новые форматы. У нас в этой части развитие MICE Market было примерно таким. Это изначально было обслуживание командировок. Как-то приехали нефтяники и говорят: «Может, вы нам новый год организуете?». Я нанял на субподряд ивент-агентство и увидел, что ничего сложного в этом нет. Понял, что пересекаются интересы с пиарщиками и начал разговаривать, узнавать. С ними оказалось сложно, поэтому пришлось пойти отучиться, чтобы понять, что у них в голове. Как-то после этого мы начали делать пресс-конференции и мероприятия. Вплоть до того, что планируем открыть агентство коммуникаций.

Как вы распределяете свое время работы и отдыха?
Есть люди, которые ходят на работу, а есть те, кто занимается своим делом. Когда ты занимаешься своим, то ты не устаешь. Мы недавно вернулись со стадиона часов в десять вечера воскресенья, и вроде как мы и работали — смотрели инфраструктуру стадиона и обсуждали, как все будет. Но с другой стороны — мы побывали на стадионе и посмотрели футбол. Это вопрос изменения отношений. Большинство членов команды относятся к этому именно так. Если ты принимаешь статус сервисной организации, то тебе могут позвонить ночью, и ты должен все организовать — это нормально. Если рассуждать с позиции: «Отвлекают меня, когда у меня рабочий день закончился» — лучше в эту профессию не идти.

Какой-то случай вспомните, когда работали в выходные над чем-то важным?
Мне буквально на прошлых выходных звонит кто-то из чиновников и говорит, что на Северном Кавказе будет кулинарный конкурс и просит найти повара на конкурс. Я ищу по ресторанам, узнаю у знакомых и почти решаю отправить девушек-поваров. Потом открываю положение, а там фестиваль «Шашлык-машлык» в Грозном. Ну какие девушки? За два часа нашли повара. А я в это время вообще был на даче — с одной стороны семья, а с другой работа. За два часа я все срастил. Когда воспринимаешь такие вещи, как маленькую победу, — это не может не приносить удовольствие.

Конечно, выходные хочется проводить с семьей и не в работе. Летом я буду максимально стараться проводить выходные на даче, а в межсезонье я часто сажусь в машину и еду в какой-то город, где еще не был. Хочу после Чемпионата осенью проехать по всем городам-участникам и посмотреть, как изменилась инфраструктура.

Сейчас бизнесу принято учиться. Когда вы начинали карьеру управленца, наверное, не уделяли внимание теории?
Нет, вообще ничего не было. Все было по ощущениям. Как я сказал — мне повезло с людьми, с которыми мы начинали. С одним моим другом мы сражались за один грант в колледже, после выпуска — он пошел в «Спутник - Гермес», а я в «Самараинтур», а потом он погрузился в бизнес, а я в управление. Он очень много читает и смотрит, поэтому мы решили создать единую корпоративную библиотеку. Продумали систему, по которой люди читают бизнес-книги и нативно начинают разговаривать друг с другом на одном языке. Одна из таких классных книг — «Жалоба как подарок — ее прочитали все и перестали бояться жалоб. Наоборот, начали приходить и говорить, что на нас пожаловались, поэтому мы не должны скрывать что-то, а нужно исправляться и делать выводы.

Вы стали ментором и курируете молодое поколение в программе «Ты – предприниматель». У вас наверняка есть совет начинающим бизнесменам?
Во-первых, есть большая масса действительно полезной литературы и видеоконтента. Посетив много бизнес-форумов, я понял, что они превратились в шоу-бизнес. Можно сходить на Гандапаса, а можно купить на эти деньги пятьдесят книг из цепочки «Манн, Иванов и Фербер». Все остальное есть в хорошем качестве в приложении «Альфа-банка» — записи вебинаров и тренингов, например. Однако, как показывает практика, можно обчитаться всего, но пока не наберешься жизненного опыта — ничего не получится.

Очень хорошо, что есть возможность пообщаться с людьми и отговорить их идти в бизнес, потому что многим просто рано. Мы как-то с коллегами общались на счет КПД обучения, который сейчас вычисляется из количества открытых юридических лиц. На мой взгляд КПД — это показатель того, сколько не случится банкротств после открытия юридических лиц.

Дайте фидбэк программе «Ты — предприниматель» в области?
Не знаю, как в других регионах, но то, что делает Самара и ваша команда — это на сто процентов круто. Ведь программу можно было выстроить олд-скульно и по-государственному, но есть возможность делать ее молодым ребятам которые на одной волне. Даже не знаю, как можно сделать еще лучше: это здорово с точки зрения контента, спикеров и того, что получают участники. Если бы в наше время были бы такие вещи! Я по-белому завидую, что у молодежи может тестировать, пробовать, получать обратную связь и менять общество вокруг себя. Есть у меня такой жизненный слоган: «Энергию замыслов в энергию конкретных действий», поэтому нужно брать эту энергию и работать.